Центр поддержки клиентов 8 800 2501 220 бесплатно по России

Алла Петрова: «Для эффективной борьбы с должниками необходимо совершенствовать правовые механизмы»

31 марта 2017

Задолженность потребителей за электроэнергию продолжает расти. Так, долги перед компанией МРСК Урала за услуги по передаче электроэнергии сегодня превысили 8,1 миллиарда рублей, 4,3 миллиарда из них - просроченная. За последние годы генераторами долгов стали четыре гарантирующих поставщика (ГП), которые должны сетевой компании 4,14 миллиарда рублей. Какие пробелы в законодательстве позволяют им не платить за ресурсы, как взыскивать долги с тех, кто не хочет их возвращать, и почему стоит взять пример с банков, рассказала заместитель генерального директора по корпоративному управлению МРСК Урала Алла Петрова.

- Алла Александровна, кто самые проблемные должники? Как выстраивается работа с ними?
- В Свердловской области это две компании - Роскоммунэнерго (Нижний Тагил) и Новоуральская энергосбытовая компания (Новоуральск). В Челябинской - Челябэнергосбыт. И есть еще Оборонэнергосбыт, объекты потребителей которого находятся во всех трех регионах присутствия МРСК Урала, включая Пермский край. Все они имеют на своих территориях статус гарантирующих поставщиков (ГП), дающий максимум прав и минимум ответственности за неисполнение обязательств.

Мы убедились, что призывать таких должников к платежной дисциплине гражданско-правовыми способами практически бесполезно. Мы продолжаем работать с ними в судах, но длительного эффекта это не дает: за время, потраченное на принудительное взыскание просроченных долгов, вся текущая задолженность также становится просроченной. Прекращение договорных отношений с гарантирующим поставщиком возможно в случае лишения энергосбытовой компании статуса ГП - к примеру, через процедуру банкротства. Этот механизм применяется нами, но оппоненты всеми силами затягивают судебные споры. Были случаи, когда должник перечислял деньги буквально вечером накануне судебного заседания по введению процедуры банкротства. Пока не вступит в законную силу судебное решение, они могут свободно пользоваться денежными средствами, которые нам задолжали, направляя их в другие секторы экономики. Мы видим проблему и в том, что конечными бенефициарами проблемных ГП выступают частные лица, цель которых не сохранение за компанией рыночной позиции в перспективе, а извлечение максимальной выгоды из своих долей путем управления операционной деятельностью компаний через подконтрольный менеджмент. Представляется, что назрела необходимость включать в гражданское и корпоративное законодательство правовые средства, позволяющие эффективно воздействовать на так называемых «квазисобственников», от позиции которых нередко и возникают конфликтные ситуации.

- Получается, у вас недостаточно инструментов для эффективной работы с недобросовестными контрагентами?
- Гражданско-правовых механизмов бывает действительно недостаточно. Поэтому за защитой своих законных интересов мы обращаемся к нормам административного и уголовного права. В регионах должна нарабатываться уголовно-процессуальная практика, которую можно было бы взять за основу в ситуации с неисполнением обязанностей по оплате недобросовестными гарантирующими поставщиками. Тогда уголовное дело возбуждалось бы, оперативно-розыскные действия проводились и под ответственность подпадали не только руководители компании, но и те лица, которые имеют возможность манипулировать денежными средствами, собранными с потребителей для расчетов с сетевыми организациями.

Вместе с тем уголовно-правовые механизмы побуждения должников к исполнению своих имущественных обязательств являются крайней, исключительной мерой воздействия на контрагентов. Уголовное преследование касается только физических лиц, как правило, исполнительных руководителей неисправимых организаций-должников. Юридически в таком случае не исключается и ситуация, при которой долг юридического лица будет «переадресован» виновному в совершении конкретного преступного деяния - физическому лицу. Взыскание с последнего всей суммы долга видится не менее проблематичным.

- Получится создать такой прецедент в ближайшее время?
- Надеюсь, да. Подобная работа ведется не только нашей компанией, но и другими МРСК, а также координируется на уровне ПАО «Россети».

Сегодня все компании группы «Россети» работают над задачей сокращения просроченной задолженности проблемных контрагентов. В марте на базе нашей компании под руководством директора департамента правовой защиты ПАО «Россети» Леонида Акимова состоялась расширенная встреча руководителей правовых подразделений дочерних обществ. Мы обсудили актуальные вопросы дальнейшего повышения качества судебной работы и совершенствования механизма взаимодействия правовых подразделений всей группы компаний. Самое пристальное внимание было уделено работе с дебиторской задолженностью, положительной судебной практике электросетевых компаний, вопросам законодательных инициатив и новаций для стабилизации платежной дисциплины в электросетевом комплексе.

К тому же наработанный опыт с использованием инструментов уголовного права уже есть, например, в теплоэнергетике.

- Вы говорите о практике привлечения к уголовной ответственности руководителей управляющих компаний?
- Да. Правда, у них более прозрачная деятельность, поскольку УК не имеют законной возможности вести бизнес на деньги потребителей. А вот гарантирующий поставщик электроэнергии может выстроить внутри своей структуры множество сомнительно легальных схем, порочность которых доказать зачастую сложно. К тому же необходим наработанный опыт сотрудников региональных правоохранительных органов по таким делам.

- Ситуация типична для всех регионов России?
- Да, просроченные долги потребителей перед сетевыми компаниями есть везде. Наш уровень не самый критичный, но факт прироста задолженности одних и тех же компаний, а также отношение их руководителей к соблюдению платежной дисциплины вызывают возмущение.

- Какие ресурсы тратит МРСК Урала на взыскание долгов?
- С проблемными должниками работают ключевые сотрудники нашего правового подразделения, чьи знания и опыт могли бы принести гораздо больше пользы «в мирных целях», например в формировании и продвижении законодательных инициатив. Специалисты применяют новые механизмы борьбы с неплательщиками, лучшие практики смежных отраслей, а также нестандартные способы воздействия на недобросовестных участников рынка. Допустим, никто не ожидал, что мы начнем инициировать возбуждение административных дел за нарушения законодательства в части раскрытия информации. В регионах присутствия МРСК Урала сбытовые компании ранее допускали систематическое нарушение требований федерального закона. Мы обратили на это внимание контролирующих органов. Теперь недобросовестные контрагенты вынуждены следовать букве закона. Также по инициативе нашей компании прокуратура проводит проверки по фактам неплатежей наших контрагентов и выносит предписания их руководителям, за неисполнение которых следует административная ответственность.

Стоит отметить, что наиболее важным для правового подразделения нашей компании является выстраивание работы на опережение наших оппонентов.

- И все же ключевая проблема в несовершенстве законодательства в области электроэнергетики?

- Да. Скажем, кредитные организации имеют возможность подавать заявления о признании должника банкротом через три месяца неисполнения обязательства. Это пример того, как банки минимизируют свои риски. Чтобы подать заявление о банкротстве ГП, нам необходимо установить правомерность требований в суде первой инстанции, дождаться вступления в силу его решения. Из-за несовершенства системы учета электроэнергии на розничном рынке, в отличие от оптового, недобросовестные контрагенты всеми способами затягивают рассмотрение дел. Тогда как упрощенный механизм банкротства гарантирующих поставщиков вынудил бы недобросовестные компании уйти с рынка и помог бы стабилизировать платежную дисциплину, а соответственно и надежность функционирования энергосистемы.

Также обсуждается вопрос о том, что федеральный закон «Об электроэнергетике» нуждается в пересмотре. За 14 лет в него внесены десятки изменений. Регулирование ключевых направлений и отношений происходит на уровне подзаконных актов, а редакция самого закона по-прежнему рамочная и не учитывает особой роли электросетевого хозяйства как системообразующего инфраструктурного элемента экономики. Пересмотр принципов этого закона позволит усилить энергобезопасность территорий и защитить интересы населения.

Наверх