Центр поддержки клиентов 8 800 2501 220 бесплатно по России

«В кольчуге и с резаком наперевес»: один день с бригадой электромонтеров-линейщиков (66.Ru)

01 сентября 2017

Что будет, если в линию электропередачи ударит молния, для чего нужны «стекляшки» на проводах, можно ли починить ЛЭП без спецмашины — корреспонденты 66.RU провели в полевых условиях один день с профессионалами, которые знают ответы на эти вопросы.

Мало кто задумывается, включая в розетку очередной прибор, откуда берется электричество. Сейчас это такая же сама собой разумеющаяся вещь, как воздух, что нас окружает. Зато любые перебои в подаче тока мы ощущаем весьма болезненно: слишком плотно электричество пронизывает жизнь современного человека.

Над тем, чтобы таких болезненных ситуаций было как можно меньше (свести их совсем к нулю маловероятно), работает не одна сотня тысяч человек — начиная от сотрудников электростанций и заканчивая бригадами, которые следят за текущим состоянием сетей.

С руководителем одной такой бригады — Владимиром Дударевым, мастером производственного участка по эксплуатации и ремонту высоковольтных линий Сухоложского РЭС Восточных электрических сетей филиала ОАО «МРСК Урала» — «Свердловэнерго» — мы и пообщались. И не где-нибудь в кабинете (хотя кабинетной работы у них тоже хватает), а посреди чистого поля между Богдановичем и Сухим Логом, где бригада проводила текущий ремонт линии электропередачи 110 кВ. Владимир рассказал о жизни бригады и романтике профессии — этот рассказ мы и публикуем.

Бригада Владимира Дударева (на фото он справа) практически в неизменном составе работает уже больше двадцати лет. «Вместе пережили лихие 90-е — а они и в самом деле были лихими: не хватало техники, зато хватало тех, кто обрезал провода, лишая электричества целые деревни; вместе не раз уезжали «по тревоге» — восстанавливать разрушенные линии после ураганов и ледяных дождей», — рассказывают энергетики.

Я в сетях всю свою сознательную жизнь — 20 июня этого года отметил 40-летие работы. Пришел сразу после школы — учеником мастера. Хотя с работой энергетиков я знаком с детства: отец мой работал электромонтером. Летом, чтобы, так сказать, уберечь от влияния улицы, брал меня с собой — тогда, в начале 70-х, с этим было попроще. Я грибы-ягоды в лесу собирал, он с бригадой опоры ремонтировал. Для меня, 10–12-летнего пацана, это, конечно, была романтика: с одной стороны, красиво — природа, воздух, с другой — ореол опасности: работа на высоте, с электричеством. Так что я особо не думал, куда идти после школы: по стопам отца.

За 40 лет, конечно, всякое бывало. Хотя если всё делать правильно, опасного не так много: мы приступаем к ремонту только после тщательно проведенных подготовительных работ. Они, кстати, порой занимают больше времени, чем собственно ремонт. Нужно связаться с диспетчером, убедиться, что линия обесточена, надеть специальную оснастку, сделать заземление, еще раз связаться с диспетчером — получить разрешение на работы…

Вопросы безопасности — на первом месте. Даже тут, в поле, прежде чем заняться ремонтом, надо провести несколько обязательных процедур, подписать разные документы. Но правила есть правила, тем более такие — написанные, можно сказать, кровью. Работа наша так или иначе сопряжена с опасностью, и случиться может всякое, если игнорировать требования.

Но, скажу честно, романтики в нашем деле стало поменьше. Все работы включены в план-график. Если каких-то аварийных ситуаций нет, ждем возможности провести текущие ремонты. Это не так просто, как кажется.

Возьмем, к примеру, сегодняшний ремонт. Мы сейчас будем ликвидировать последствия грозового шквала, который прокатился по Уралу еще в начале июня. После каждого такого погодного катаклизма наши сотрудники совершают вначале обход линий. Если где-то видят неисправности, которые можно исправить не в оперативном режиме, а в порядке текущего ремонта, делают пометки. После этого мы подаем заявки на ремонт этого участка. Как только будет подходящий режим, появится возможность отключить линию, нашу заявку включают в график. Минимум 14 дней на это уходит. Но и тут бывают накладки: иногда работы запланированы, но что-то случается — аварийная ситуация где-то, линию не могут вывести, потому что она задействована в схеме электроснабжения какого-то пункта. Приходится опять ждать. Энергосистема — очень сложный механизм, и со всеми технологическими нюансами приходится считаться.

Задача бригады — заменить изоляторы. «От разрядов напряжения во время грозы пара изоляторов начала разрушаться: видите — стекло потрескалось, колбы начали ржаветь. Если в «гирлянде» более 30% таких изоляторов, требуется срочный ремонт. В нашем случае разрушения не столь значительны, поэтому делаем работы в штатном режиме. Но заменить нужно обязательно: иначе при очередном скачке напряжения линия выйдет из строя, а действия по ее включению, предусмотренные нашим регламентом, могут привести к тому, что и вовсе провода перегорят. А это уже куда более затратный ремонт — по технике, по людским и материальным ресурсам», — поясняет Владимир.

Добраться до необходимого участка тоже бывает проблемой. Это вот сегодня хорошо — ясно, сухо, хотя, конечно, жарковато. Особенно нам, в наших «кольчугах»: у нас ведь и белье специальное, и рабочая форма — из диэлектрических материалов, на ноги — сапоги, на голову — каски, без этого никак. А если идут дожди, дорогу порой так размывает, что полдня тратим, только чтоб доехать до места ремонта.

Иногда нас посылают в дальние командировки: наша команда с 2010 г. входит в состав аварийно-выездных мобильных бригад филиала «Свердловэнерго». Это значит, что в любой момент нас могут поднять по тревоге — если где-то глобальная авария. В этом году, например, отправили восстанавливать разрушения после урагана под Нижним Тагилом.

А в 2014 г., помните, в Пермском крае прошел сильнейший ураган? Мы тоже ликвидировали его последствия. Посреди рабочего дня сказали: «Два часа на сборы — и выезжайте». Ездили на своем «Урале»: часов в пять вечера из Сухого Лога выехали, под утро были в Чайковском. И сразу к работе. Да там иначе и невозможно было. Как после атомного взрыва всё: деревья выворочены; те, у которых корни покрепче, сломаны метрах в пяти-шести от земли, лежат на проводах, опоры тоже выворотило, поломало, траверзы завернуты, провода повреждены. Деревни без света сидят. Да и сам город: центр запитали, а на окраинах только у магазинов свет. Дизель-генераторы подключили, кто смог, чтобы продукты в холодильниках не испортились, а дома жилые — в темноте. Жутковатое зрелище. В такие моменты всегда понимаешь, что от твоей работы зависит очень многое. И о своей усталости забываешь. Задача одна – скорее вернуть свет жителям.

Хорошо, что вызовы случаются нечасто — все-таки при ликвидации таких разрушений приходится работать в условиях повышенной опасности. Впрочем, я никогда в жизни не жалел, что выбрал эту профессию. Сейчас даже гордость берет — 40 лет в сетях! А еще знаете, чем горжусь? Сын тоже пошел в энергетику — он в «МЭС Урала» работает (филиал «ФСК ЕЭС» — Магистральные электрические сети — прим. ред.). Получается, у нас уже трудовая династия — энергетики в третьем поколении.

Источник: 66.Ru 

Наверх