Центр поддержки клиентов 8 800 2501 220 бесплатно по России

Олег Мошинский: «В основе всех наших проблем лежит экономика» (Tsg66.Ru)

18 сентября 2013

В гостях у портала tsg66.ru директор «Свердловэнерго» Олег Мошинский. 

Электрическая сеть — это отдельный организм, живущий своей жизнью

В первой части интервью разговор пойдет о текущих делах: износе сетей, ремонтах и новых технологиях.
Директор Свердловэнерго Олег Мошинский
Внешне электроснабжение выглядит наименее проблемной сферой, если говорить о жилищно-коммунальном хозяйстве в целом. Что скрывается за этим «благополучием»?
Мы не совсем ЖКХ — мы компания, которая осуществляет транспорт электроэнергии по сетям от 110 до 0,4 киловольт. И проблем здесь хватает. Наша компания — это огромный коллектив профессионалов. Только в «Свердловэнерго» более пяти тысяч человек находится в постоянном штате. Есть достаточно большое количество подрядных организаций, которые также помогают поддерживать сети. Отключения у нас, конечно, случаются — электрическая сеть, это отдельный организм, живущий своей жизнью. Который, к тому же, временами болеет.
Электросети, обслуживаемые «Свердловэнерго», сильно устарели?
 
Они не устарели, а изношены. И если округлить, то износ сетей составляет порядка 70%. Процент очень серьезный, и, к сожалению, при всех наших усилиях мы не можем остановить «старение» сетей. Мы даже не можем сказать, что на зафиксированных сейчас 69%, процент износа остановился. Этот процесс продолжается. Мы поддерживаем сети в работоспособном состоянии, строим новые, но материальных ресурсов ощутимо не хватает.

Какая сумма требуется для полной реконструкции сетей?
Все расчеты здесь от «лукавого». Есть такая шутка: скажите, сколько у вас денег, я составлю смету.

Если серьезно, то мы в свое время проводили расчеты. По нашим оценкам выходило порядка 20 млрд. руб. на ближайшие 3-4 года. Это только для того, чтобы остановить износ сетей и добиться положительной динамики путем реконструкции и модернизации сетевого комплекса.

Хочу отметить, что на сегодняшний день у нас нет других источников финансирования кроме существующих тарифов. В тарифе есть затраты подконтрольные и неподконтрольные, во втором случае это налоги и еще масса затрат, на которые мы не влияем. Подконтрольные затраты складываются из ремонтного фонда, заработной платы персонала, зоны капитального строительства, куда входят инвестиционные программы. В текущем году порядка 30% затрат уйдет не на реконструкцию сетей, а на реализацию техприсоединения по льготным ставкам в 550 рублей. И в следующем году, эти цифры могут дойти до 50%.

Есть ли в Свердловской области специальная программа, благодаря которой можно было бы провести в ближайшие годы глобальное обновление электрохозяйства?
Об этих программах достаточно много говорится, но на сегодняшний день все средства, которыми мы располагаем - в тарифе. Другого источника финансирования нет, а тариф на федеральном уровне жестко заморожен. Что, наверное, правильно.

В летнее время традиционно ведется масштабный ремонт сетей. Где сейчас идут основные работы?
В ремонте прямо сейчас находится 12 линий 110 киловольт, две системы шин и 32 крупных трансформатора. Ремонтные работы ведутся везде — по всей Свердловской области. Если говорить о Екатеринбурге, то это линии «Южная-Полевская», «Чкаловская-Сибирская». На севере области комплексный ремонт идет на подстанции «Ферросплав» и подстанции «Серов». «Свердловэнерго» состоит из семи производственных подразделений, и в каждом из них идут достаточно серьезные работы в рамках подготовки к зиме.

Планируется ли до наступления холодов ввод новых крупных подстанций?
Уже зимой в Белоярском городском округе будет введена в работу подстанция 110 киловольт «Рассоха». В ближайшее время с нашим участием будет включаться подстанция «Техноград», расположенная в Полевском городском округе. Кроме того, в этом году мы введем в работу распределительный пункт в Нижнем Тагиле, который наши специалисты построили для обеспечения электроснабжения госпиталя восстановительных инновационных технологий. Самые серьезные работы организованы на подстанции «Ферросплав» в городе Серове. Процесс тут идет второй год. В этом году мы закончили реконструкцию воздушных линий, а в следующем займемся самой подстанцией. До холодов вряд ли получится. Все работы идут в графике, и их завершение запланировано на 4 квартал этого года.

Насколько успешно на объектах «Свердловэнерго» внедряются новые технологии?
Что касается распределительного пункта для госпиталя инновационных технологий, то там установлено суперсовременное оборудование. Это и трансформаторы, и распределительные щиты, и новая защита. Такой распределительный пункт не стыдно показать в Европе, как, впрочем, и сам госпиталь. В составе «Свердловэнерго», пожалуй, это первый распределительный пункт такого уровня. Здесь максимум автоматики — все телеуправляемое. В других случаях исходим из особенностей проектирования, из объемов выделенных средств. Как говорится: «Сколько денег, столько песен». Из того, что стоит отметить — интеллектуальные системы учета, которых устанавливается сейчас на Среднем Урале достаточно много. Также уделяем внимание установке быстродействующих систем защиты, а также разделительных устройств сети, которые минимизируют зоны отключения. Сегодня, в целом, сети среднего и высокого класса напряжения у нас зарезервированы на 95%. Если происходит повреждение, то мы переходим на резервные схемы. Это позволяет сократить продолжительность отключения потребителей в случае инцидентов на сетях, обеспечить оперативность восстановления подачи электроэнергии.

В сетевом комплексе важно скорейшее решение экономических вопросов

В продолжение разговора с директором «Свердловэнерго» Олегом Мошинским поговорим о долгах потребителей и скандальном принципе «последней мили».

Директор Свердловэнерго Олег Мошинский 

Насколько серьезным сдерживающим фактором для развития электросетевого комплекса являются долги потребителей?
Отсутствие денег сдерживает любое развитие. Оно складывается из нескольких факторов, одним из которых являются долги потребителей. В первую очередь это долги сферы ЖКХ: задолженность организаций, которые работают вроде бы в той же сфере, но платить отказываются.
Второй серьезнейший фактор это снижение потребления. Сколько электричества мы передали, столько денег получили. Если взять серовский узел, то в нем потребление стало на 18% ниже, чем в прошлом году. Резко сократил энергопотребление Богословский алюминиевый завод, схожая ситуация в Каменск-Уральском. В целом, по «Свердловэнерго» потребление снизилось на 7%. Если рассматривать тенденцию, то внутри городов оно растет, а на периферии, наоборот, падает. В итоге мы недополучаем значительные суммы.

Если вернуться к проблеме долгов потребителей, то какие суммы здесь фигурируют?
Вопрос стоит рассматривать с трех сторон: сколько мы считаем, что нам должны, сколько выиграно в судах и сколько мы реально можем получить. Между ними есть большая разница. По нашим расчетам задолженность составляет порядка 2 млрд. руб., из нее в судах доказано около 500 млн. руб. Реально мы получим только половину из этих 500 млн., поскольку часть предприятий являются банкротами. Поэтому это абсолютно разные цифры.
Часто ли в борьбе с должниками применяется крайняя мера: отключение электроэнергии?

Основные сумма долгов относится к сфере работы энергосбытовых организаций, которых достаточно много. По заявкам «Свердловэнергосбыта», «Екатеринбургэнергосбыта» мы производим отключения. Такие заявки по всем нормативным актам, а также существующим между сетевой и сбытовой организацией договорам, мы обязаны удовлетворять. Они, как правило, поступают в конце месяца. Сейчас, перед отопительным сезоном, когда этот вопрос встанет остро, заявок будет достаточно.

Неоднократно с крупными потребителями возникали спорные ситуации в связи с действием принципа «последней мили». В чем здесь суть проблемы?
Обращусь немного к истории. До реформы электроэнергетики была единая сеть, единый тариф. Потом сети разделили между региональными сетевыми компаниями и федеральной. В ведении ФСК ЕЭС оказались сети напряжением 220, 500 киловольт и выше. В МРСК – сети 110 киловольт.

Последняя миля — это схема перекрестного субсидирования, при которой крупные потребители, подключенные к магистральным сетям Федеральной сетевой компании, оплачивают не только ее тариф, но и тарифы распределительных сетей, услугами которых не пользуются. Для этого МРСК берут в аренду у ФСК последнюю милю — участок сетей, к которым непосредственно подключен потребитель. Механизм повышает цену электроэнергии для крупных предприятий, но позволяет понижать тарифы для остальных, так как крупные потребители доплачивают за мелких и средних. По своей сути механизм «последней мили» позволяет сдерживать рост тарифов для населения, а также иных потребителей со средним и невысоким энергопотреблением.

И суть раздоров вот в чем: потребители, присоединенные к сетям ФСК, которые на сегодня, в основном, частные начали искать выгоду. Они категорически не хотят больше платить за транспорт электроэнергии региональным сетевым компаниям. А одномоментно переложить всю проблему ухода крупных промышленных предприятий с последней мили на прочих потребителей, мелкий и средний бизнес или на население, невозможно.

Если потребители откажутся от действующих договоров «последней мили» вразрез решениям тарифного органа, пострадают интересы всех участников рынка: электросетевые компании лишатся необходимой выручки, тарифные органы будут вынуждены включать выпадающие доходы сетевых компаний при установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии, что приведет к росту тарифов для всех потребителей региона.

Государство проводит поступательную и планомерную политику ухода от последней мили. Решение должно быть на уровне федеральных властей.

Судебные разбирательства по договорам «последней мили» продолжаются? Расскажите о наиболее громких процессах.
Продолжаются суды с Богословским алюминиевым заводом и Уральским алюминиевым заводом. Они длятся с 2009 года с переменным успехом — то фемида качнется в их сторону, то в нашу.

Наиболее крупным потребителем и должником является филиал «УАЗ-СУАЛ». Споры о взыскании суммы задолженности сейчас рассматриваются в арбитражном суде. Помимо потребителей «последней мили» существуют и иные споры, которые приходится решать в судебном порядке. Сегодня, например, БАЗ потребляет услугу в отсутствие урегулированных договорных отношений и отказывается от оплаты фактически оказанных услуг. В связи с чем, энергокомпании недополучают заложенные в тарифе денежные средства. Нам приходится взыскивать эти денежные средства в судебном порядке. Будем продолжать эту работу.

300 заявок на техприсоединение от одного лица — в порядке вещей

В заключительной части интервью с директором «Свердловэнерго» Олегом Мошинским речь пойдет о незаконных подключениях и проблемах с техническим присоединением новых потребителей.

Директор Свердловэнерго Олег Мошинский 

Как обстоит дело с незаконными подключениями? Или эта проблема больше касается внутридомовых сетей?
Про внутридомовые сети не готов ответить, все-таки это не наше дело. У нас подобная проблема в первую очередь есть на сельских территориях, и мы с ней боремся. Пломбируем приборы учета, проводим рейды. За месяц по различным производственным отделениям «Свердловэнерго» проходит примерно 300–400 рейдов. Кроме того, планомерно переходим на самоизолированные несущие провода, к которым подключиться достаточно сложно. В целом, находим, отключаем и выписываем штрафы за бездоговорное пользование.

Потери за счет незаконных подключений снижаются?
Процент потерь у нас снижается за счет приборов учета и оптимизации сети. Есть коммерческие потери и технические, установленные на уровне 6,13%. На сегодняшний день в этот процент потерь мы укладываемся. Если говорить об отдельных районах, то в Слободе-Туринской и Петрокаменске эти показатели доходили до 50%. Уровень жизни в деревнях невысокий — люди экономят, как могут. Зачем покупать дрова, когда можно пустить все свои энергозатраты мимо счетчика? Это менталитет — ни за что не платить. Серьезной борьбой, привлечением органов власти и полиции ситуацию нам удается потихоньку выравнивать. Сейчас в Петрокаменске мы и в Слободе-Туринской мы значительно их сократили. Есть у нас также районы, где всего 1% потерь. В них сконцентрирована крупная промышленность, стоят нормальные приборы учета, поэтому тут все гораздо проще.

Ряд проблем возникает также с техническим присоединением. Расскажите о них поподробнее.
С 2010 года на территории области идет бурный рост числа заявок. По 40% в год. Такой рост обусловлен введением льготы. Сегодня по законодательству любое лицо может получить фактически бесплатно, за 550 рублей, разовое присоединение 15 киловатт. Введение льготы принесло существенные системные отрицательные эффекты. Ей воспользовались недобросовестные строители, риэлторы. Подача разово трехсот заявок от одного физического лица стала порядком вещей. И в этой ситуации плата за подключение не покрывает и десятой доли затрат энергетиков. Это первое.

Второе, для льготной категории потребителей сегодня основная проблема заключается в том, что по закону они должны получить электроэнергию в течение полугода после подачи заявки. По градостроительному кодексу для постройки линии электропередачи мы должны подготовить проект и получить разрешение на землю, что занимает порядка полутора-двух лет. Эти нормативные акты между собой никак не увязаны.

В Свердловской области по инициативе и при непосредственном участии энергетиков разработан и принят законопроект, согласно которому теперь для строительства или реконструкции кабельных и воздушных линий электропередачи, а также электроустановок напряжением до 20 кВ не требуется разрешение на строительство. Принят он в июле 2013 года. Ликвидация существовавших законодательных коллизий являлась одной из ключевых проблем затянутых сроков выполнения работ по технологическому присоединению. Все дело в том, что при строительстве объектов сетевой инфраструктуры на получение исходно-разрешительной документации уходило более 70% времени.

На сегодняшний день у нас порядка 10 тысяч договоров на техприсоединение, среди них просроченных из-за вышеуказанных коллизий законодательства — порядка 20%. Их количество на сегодня мы резко сократили, но сказать, что до нового года у нас не будет неподключенных потребителей нельзя. Просроченные по объективным причинам договоры будут. И говорю об этом совершенно открыто.

Основные территории Среднего Урала, где наблюдается «шквал» льготных заявок — это Белоярский и Сысертский городские округа. На данный момент мы создали новое структурное подразделение — Центральные сети. По объему они самые маленькие, при этом к ним относится примерно половина заявок, поступающих в «Свердловэнерго». Фактически эти сети созданы для решения проблем с технологическим присоединением в пригороде Екатеринбурга. С первого августа они приступили к работе.

Помимо этого, на сегодня в «Свердловэнерго» мы значительно усиливаем наши производственные отделения силами и средствами для выполнения работ по технологическому присоединению. В частности, до конца года мы приобретем пятнадцать многофункциональных машин, которые будут направлены исключительно на работы по техприсоединению. Надеемся, что к лету следующего года основные вопросы мы снимем, при этом полностью решить проблему планируется в том же 2014 году.

Еще одна проблема связана с прохождением сетей по частным землям. Иногда собственники банально вымогают значительные денежные средства за право прохода по их земельному участку. Мы понимаем, что лишить права собственности не можем, но всегда пытаемся найти какой-то разумный компромисс для того, чтобы выполнить присоединение потребителей, которые не виноваты, что стали заложниками своих — же соседей. Наибольший масштаб эта проблема имеет в пригородных районах, областных центрах.

С каждым годом ситуация в жилищно-коммунальном хозяйстве все хуже: сети приходят в негодность, а долги за поставленные ресурсы растут. Каким вам видится выход из этого «замкнутого круга»?
Я готов ответить только по зоне нашей ответственности, исключая все остальное. На мой взгляд, первая проблема — это деньги, вторая — отсутствие кадров. Зарплата у нас невысокая, в среднем составляет 27 тыс. руб. Людей удержать достаточно сложно.

Если глобально, то для нас важно скорейшее решение вопроса «последней мили». Вариантов здесь масса. Например, единый тариф с какими-то скидками. Мы готовы к любому решению. Но его надо принять один раз и исполнять всем. А пока в тарифе нам закладывают одни деньги, потребители платят совершенно другие. Эти разрывы растут и бьют по экономике филиала. Бьют потому, что мы не можем четко планировать свои финансовые показатели.

Еще одна проблема, в основе которой также лежит экономика, касается техприсоединения. У нас есть инвестиционная программа, которая включает работы, направленные, в основном, на поддержание надежности сети. Также она включает и мероприятия по технологическому присоединению. К сожалению, тенденция такова, что в последнее время компания все больше тратит средств именно на обеспечение мероприятий по техприсоединению льготников. Законодательство разрешает компенсировать образующиеся выпадающие доходы за счет тарифа на передачу электроэнергии. А тариф на передачу по сетям ограничен. Расходы растут гораздо быстрее. Мы вынуждены отвлекать средства инвестиционной программы на строительство сетей для льготной категории заявителей, а не вкладывать их в реконструкцию и модернизацию сети. Это проблема системная, общего характера, всероссийская. И сегодня мы должны решить ее путем совершенствования законодательства, регулирующего технологическое присоединение.

Похожие новости

Филиал ОАО «МРСК Урала» - «Свердловэнерго» и региональное отделение ДОСААФ России Свердловской области подписали Соглашение о сотрудничестве

Руководители филиала «МРСК Урала» - «Свердловэнерго» и Свердловского регионального отделения «Деловой России» подписали Соглашение о сотрудничестве

Олег Мошинский: «Электросетевой комплекс Свердловской области, находящийся в зоне ответственности филиала ОАО «МРСК Урала» - «Свердловэнерго», в условиях низких температур работает стабильно»

Наверх