Центр поддержки клиентов 8 800 2501 220 бесплатно по России

Разговор с генеральным директором «МРСК Урала» Алексеем Бобровым на тему экономического кризиса (ОТВ. Акцент. 04.02.09)

05 февраля 2009

- Как коснулся вашей компании экономический кризис? Приходится ли пересматривать какие-то планы?

Aktsent- Мы живём также как и все, мы тоже часть экономики, часть общества, конечно, нам приходится пересматривать планы. Но я бы здесь хотел сказать, что энергетика – это инертная отрасль и не сразу мы это чувствуем, то есть более плавно. Не можем заработать на спекулятивных взлётах, но собственно говоря, мы значительно менее болезненно, чем некоторые отрасли переживаем тот негатив экономики, который на сегодняшний день есть.

- То есть вы ещё не почувствовали и поэтому планы не меняете или всё-таки вы уже понимаете, что придётся?

- Безусловно, мы почувствовали, безусловно, идёт снижение потребления электроэнергии. Но это не так для нас болезненно или не является критичным, так как закрываются какие-то девелоперские проекты, прекращают строиться какие-то новые заводы, не открываются новые проекты. Мы нормально работаем, мы чувствуем снижение потребления, у нас по сравнению с январём прошлого года снижение на 15 процентов. Это существенно, это просто означает, что нужно проявить внутреннюю стойкость по борьбе со своими расходами, подтянуться.

- Мы всё время говорили, что можно в принципе, как раз нехватка электроэнергии, всё время говорилось про это. Может быть, сейчас как раз всё пришло в норму?

- Есть один кинофильм, «заметьте, это не я сказал». Я никогда не говорю про нехватку потребления, мы с вами не первый раз встречаемся, мы знаем, говорили, в 4 раза нужно больше электроэнергии, кто-то перебивал в 5, в 10. Я никогда этого не говорил, не будем популистами, это никогда ни в одной стране не было нужно и нет для нас необходимости. Я не говорю, что сейчас я предвидел этот кризис, да будет рост, всё выправится, но какого-либо скачкообразного роста никогда не требует экономика.

- Вот много-много лет, мы уже забыли слово неплатежи, сейчас как?

- Для нас это болезненно, нам на сегодняшний день на пятницу были должны порядка 3 миллиардов рублей, для нас это очень существенная сумма, это потребители трёх областей, Свердловской, Челябинской и Перми, в основном это, к сожалению, Свердловская область. Но здесь я бы хотел отметить, неплатежи – их природа от недисциплинированности руководителей, некоторой непрофессиональности их.

- Как обстоят дела по сборам платы за присоединение?

- Я, наверное, буду последователен, но здесь есть нюансы. Во-первых, я бы согласился с Эдуардом Росселем по поводу закона, это не воля или прихоть, не каприз энергетиков. Если в своё время были нормативы, которые предусматривали взимание платы за присоединение, мы это выполняли и считали, что это необходимо. Второй вопрос, на сегодняшний день принято решение о том, что эта плата сведена фактически к нулю, на сегодняшний день это так и мы это будем выполнять. Есть здесь опять же два нюанса, первое – то, что я говорил, а сегодня нет желающих присоединяться. Последние три месяца все заявки, которые были поданы, все они оказались на 95 процентов не востребованы. Те, кто заплатил аванс и хотят их получить обратно, а те кто не платит, аннулируют свои пожелания и всё. Поэтому заниматься на сегодняшний день, продавать тот товар, который сегодня не продаётся, да ещё и выставлять какие-то неприемлемые ценники, я считаю, аморально. Другой вопрос, это сделали бесплатно, но через год – через два, когда это будет востребовано временем, здесь будет явление, как и совсем бесплатно. Вот всё что мы имеем, бесплатные дороги, бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное образование, с этим произойдёт тоже самое.

- То есть вы хотите сказать, что оно не такого качества будет или что?

- Просто не будет и всё, это опять же будет некая латентная деятельность, то есть придёт к нам 100 потребителей или 200, но если мы можем присоединить 10 потребителей, то собственно говоря, возбудят несколько уголовных дел, будут судебные разбирательства, будут об этом говорить пресса. Тем не менее, суть-то не поменяется, понимаете, к сожалению, законы физики более точны нежели обсуждения этого вопроса. И опорное электричество всё равно, сколько его будут ругать в ФАС и сколько будет судов, и сколько будет уголовных дел, возбуждённых по поводу препятствия к присоединению. То есть видимо этим заниматься будет прокуратура.

- Вот на этом фоне кризиса, будут ли меняться инвестиционные вши проекты?

- Конечно, вы понимаете, вот я всегда говорю, нет инвестиций для инвестиций. То есть помните, у нас были заявления, даёшь 10 миллиардов инвестиций или лучше 25, это бессмысленная, безнравственная категория. Если не востребован наш товар, если никому не нужны на сегодняшний день какие-то новые подстанции, то собственно говоря, если люди сворачивают свои производственные планы, это наши металлурги, наша промышленность, то бессмысленно нам тратить деньги потребителей в никуда. Поэтому, безусловно, мы корректируем свою инвестиционную программу, но подчёркиваю, это не наша прихоть или желание, а мы её корректируем в соответствии с пожеланиями наших потребителей. То есть если нам какая-то группа предпринимателей или глава какого-то района говорит, что я передвигаю в сторону запуск этого проекта на 2 года, то зачем сегодня тратить эти деньги. Это кредитная нагрузка на энергетику, потребителей. То есть то, что необходимо, за что уже заплачено или то, что нужно это всё будет. Все эти подстанции будут пущены в своё время и никакого дефицита не возникнет. Но если на сегодняшний день мы чувствуем и это очевидно, спад деловой активности, спад строительства или развития, то я не считаю необходимым не замечать этого. Я считаю, это правильным, надо реагировать на это, чтобы сэкономить деньги.

- Вы вначале сказали, что энергетика всё-таки инертна. Если предположим, у нас пойдёт резко подъём, очень хочется на это надеяться, успеете ли вы тогда быстренько перестроиться под все нужды?

- Я думаю, да, потому что мы ведь не закрываемся, нет такого, что мы бросили и ушли. На сегодняшний день ведутся проектные работы, та вся подготовительная работа, которая может быть не видна, не требует большого количества финансовых вложений, тем не менее, она занимает достаточно много времени. И опять же я хотел бы сменить акцент, что всё плохо-плохо, по моим ощущениям февраль для металлургии будет неплох. Я имел возможность обсудить с коллегами их планы, и говорят, февраль мы будем подниматься. То есть пошёл спрос, выработали все складские ресурсы, собственно говоря, не вернуться с ходу на прежние объёмы. Но стресс какой-то прошёл, жизнь продолжается и мировая экономика потребляет наше российское, поэтому я думаю, будет всё нормально.

- Вопрос к вам, будет ли улучшение качества и надёжности обслуживания, то есть ремонт, оборудование, это сохранится?

- Это мы вообще не обсуждаем, это святая святых, неприкосновенная часть нашей деятельности. Ни в коей мере вопросы надёжности и технологических процессов не будут ограничиваться ни в финансировании, ни в планах тех мероприятий, которые необходимы, не будут затронуты те люди, которые заняты в этом производстве, не касается их ни сокращение, ни зарплаты. Здесь всё остаётся по-прежнему, это то, к чему мы не имеем права прикасаться. То есть это должно быть так, как и было всегда.

- Я хочу сказать, что одна из немногих бесед за последнее время с таким большим оптимизмом, поэтому спасибо вам большое за это.

 
Наверх