Центр поддержки клиентов 8 800 2501 220 бесплатно по России

Олег Жданов: Невозможно проводить модернизацию с кувалдой в руках (NewsPerm.Ru)

03 ноября 2010

zhdanovДиректор филиала ОАО «МРСК Урала» - «Пермэнерго», депутат Законодательного собрания Пермского края Олег Жданов рассказал об участи технократа, направлениях развития энергетики Прикамья и взаимосвязи культуры с модернизацией.

Олег Михайлович, правительство края и «МРСК Урала» заключили соглашение, по которому в развитие электросетей Прикамья до 2016 года будет вложено более 20 млрд рублей. Как достигаются подобные договоренности и чем обусловлена потребность края в подобных вложениях?

Это не первый подобный документ. До этого действовало соглашение, подписанное в 2006 году. Как показала жизнь, оно правильно определило направления развития энергетики края. Понятно, что после кризиса произошли некоторые изменения, как в части направлений развития, так и в части конкретных точек приложения усилий. Не секрет, что изменились планы девелоперов: если раньше обсуждалась масштабная застройка микрорайонов Бахаревка, Ива, то сегодня новый генеральный план, та концепция, которая в него заложена, предполагает совершенно другое развитие города. Для энергосетевой компании это, конечно же, ориентир, где строить объекты, какого масштаба и т. п.

Важным моментом является и то, что «Пермэнерго» - компания региональная. Мы работаем только на территории Пермского края и являемся локальным монополистом (более 66% сетей региона принадлежит «Пермэнерго»). Таким образом, мы просто обязаны очень тесно работать с Правительством края. Например, сейчас появилось несколько идей по Краснокамску. Приходят инвесторы, заявляют о строительстве крупного логистического центра, планируют размещение нового производства. Но для того, чтобы что-то строить, надо развить инфраструктуру, она должна идти как минимум на полшага вперед. Предположим, мы начинаем строить новую подстанцию, возникает вопрос: а кто возьмет на себя гарантии эффективности использования этого энергообъекта? Мы ведь берем кредиты в банке, строим на эти деньги подстанцию, ее стоимость сегодня порядка 300 млн руб., а гарантия того, что энергия будет востребована, где? Для нас таким гарантом является региональная власть. Подписывая соглашение и принимая на себя определенные обязательства, власть гарантирует, что этот объект будет признан эффективным, а значит, учтен при тарифном регулировании. В этом направлении мы в какой-то мере делим риски.

Есть еще и вопросы, связанные с надежностью. Ведь сети строились в основном в 50-е, 60-е годы прошлого века, и уровень их износа сегодня очень высок. А это все влияет на работу нашей промышленности. У нас проводилась целая серия совещаний по Осенцовскому и Березниковскому промузлам. Сегодня там достаточно много нареканий по качеству работы сети. Отдельное совещание было по проблеме губахинского «Метанола». Для того, чтобы эти узкие места расшить, требуется масштабная реконструкция электросетевого хозяйства. Этот набор инвестиционных проектов также согласовывается с региональной властью.

Следующее направление сотрудничества с правительством края - интеграция сети. Когда у потребителя гаснет свет, он не хочет разбираться, сколько сетевых компаний работает на территории Пермского края. Он считает, что это проблема «Пермэнерго». На деле же, помимо нас, есть еще 70 сетевых компаний, работающих на территории региона, о львиной доле которых большинство никогда и не слышали. Они реально участвуют в процессе передачи электроэнергии, получают свой тариф, свою выручку, они также влияют на надежность. Поэтому мы ведем работу по интеграции, созданию единого электросетевого пространства и декларируем эту политику открыто, предлагаем ее региону.

В сравнении с инвестициями «МРСК Урала» в развитие электросетей других регионов 20,7 млрд рублей в сети Пермского края - это много или мало?

Это соизмеримо с другими энергосетевыми компаниями. Если говорить о предыдущем опыте за последние годы, возьмем период 2006-2009 гг., то наши вложения были значительно больше, чем вложения «Челябэнерго». Они, наверное, были соизмеримы с вложениями «Свердловэнерго» и Екатеринбургской электросетевой компании. Но сейчас в Челябинске произошла смена власти, и там были одобрены очень масштабные инвестиции.

Расскажите, как идут работы на подстанции «Ива» в Перми, предусмотренном соглашением?

На этом объекте сейчас формируется свайное поле, заказано оборудование. Специфика капитальных вложений при строительстве подстанций такова, что 80% вложений - это стоимость оборудования, здесь не столь велики общестроительные работы. Будет подготовлен фундамент, поступит оборудование, смонтируем, закоммутируем, настроим автоматику, будет работать. То есть микрорайон «Ива» будет с электроэнергией.

Помимо того, что Вы являетесь директором «Пермэнерго», Вы также депутат Законодательного Собрания, член постоянно действующей рабочей группы по рассмотрению вопросов развития общественной инфраструктуры. С какими трудностями чаще всего приходится сталкиваться в рамках работы группы? Каких результатов удалось достичь?

Предметом интереса нашей группы являются все объекты капитального строительства, которые строятся за счет средств бюджета. Все крупные, сложные инфраструктурные проекты проходят через предварительное рассмотрение нашей постоянно действующей рабочей группы. Могу сказать, что диалог с правительством у нас идет достаточно активный, зачастую жесткий.

В группе большое количество депутатов, представляющих реальный сектор экономики, возглавляющих строительные, инфраструктурные компании. Они, естественно, достаточно хорошо представляют себе, что такое инвестиционный процесс. Часто мы с правительством находимся в серьезных дебатах по поводу тех подходов, которые нам пытаются предъявить при реализации инвестиционных программ.

Был период, когда нам показывали лишь строки в бюджете. Условно говоря: «Реконструкция театра» - что под этим подразумевается, какая концепция заложена, в чем собственно будет заключаться реконструкция, какое количество мест будет, одна планируется сцена или две сцены? Ответы на эти вопросы получить было сложно. В последнее время качество программ стало несколько лучше. Но проблема остается. Несмотря на множество разговоров на тему вокруг известных объектов - художественная галерея или музей современного искусства на базе речного вокзала, или та же реконструкция театра оперы и балета - к сожалению, степень проработанности проектов очень неглубока. Сначала идет пиар, конкурс идей, а уже потом, «в довесок», инженерная проработка. Поэтому имеем то, что имеем. В отличие, кстати, от дорожного строительства, где ситуация явно имеет подвижки. Например, мы жестко критиковали дорожное агентство за строительство обхода Полазны, но на днях основная работа завершилась. Хотя объект еще не введен в эксплуатацию, но уже понятно, что пройдена критическая точка, пути назад нет, и обход существовать будет.

У Вас техническое образование, ответственная должность. Как Вы смотрите на инициативу краевых властей придать ускорение модернизационным процессам в экономике посредством культурных преобразований?

Во-первых, хочу поделиться своими впечатлениями о Пермском экономическом форуме, как раз посвященном взаимодействию новой экономики и культурной политики. На мой взгляд, мероприятие было достаточно интересным. Дело в том, что на форуме культура как некий катализатор процесса модернизации была представлена не в узком аспекте, то есть не в аспекте проведения выставок, фестивалей или новых постановок в театре, а в значительно более широком понимании, таком, например, как образование, отношение общества к религии, отношения власти и бизнеса, власти и граждан. Сложно представить компанию, которая претендует на соответствие современным тенденциям, и в то же время имеет низкий уровень корпоративной культуры, культуры общения с клиентом и так далее. Это действительно серьезный вопрос.

Кстати, есть такая версия, что наша промышленность зачастую имела не очень высокое качество конечного изделия во многом из-за того, что в 30-е годы, когда проводилась индустриализация страны, большое количество людей из сельской местности переехало в города и начала работать на заводах. Тот рабочий класс, который был сформирован в более раннее время и проходил поэтапное обучение (ученик, рабочий, мастер и так далее) и являлся носителем определенных знаний, сильно разбавился новым рабочим классом, который все привык делать «на глазок», кувалдой... Конечно, невозможно проводить модернизацию, имея подобный уровень.

Другое дело, что у меня достаточно непростое отношение, ко всем культурным мероприятиям, которые проводятся в крае. Я не являюсь экспертом в данном вопросе, но мне не очень нравится ситуация, при которой мы очень активно поддерживаем проекты людей, приносящих культуру извне, и при этом довольно мало уделяем внимания тем, кто пытается проявить культурную инициативу на местном уровне. «Нет пророка в своем отечестве» - эта известная формула доминирует сейчас в крае.

Что меня как депутата беспокоит - это то, что у нас нет никакой идеологии, политики в области культуры в части сельской местности. Понятно, что Пермь сегодня - центр притяжения в нашем крае. Но не Пермью единой край жив. Я, кстати, в школьные годы не в Перми учился и, тем не менее, заканчивал музыкальную школу, занимался самодеятельностью какой-то, условия для этого существовали не только в областном центре.

Пример баскетбольного «Урал-Грейта» показателен: привезли звезд, отыграли они какое-то время, здорово, сработало. Но команда оказалась проектом на определенный период, который уже закончился. Хотя понимание того, что нужно выращивать своих игроков, было. Есть риск, что вся наша ситуация с культурными инициативами может также быстро завершиться, если не будет местной подпитки.

По-вашему, насколько проект краевого бюджета предусматривает развитие модернизационных механизмов?

Бюджет напрямую участвует только в том фонде, который создается совместно с ГК «Роснано», куда действительно предполагается вложить 750 млн руб. При этом говорить о том, что фонд сможет поддержать всех и вся, нельзя. Он должен обладать серьезной экспертной базой и это - проблема. Управляющая компания, которая должна быть привлечена к управлению фондом, на сегодняшний день не выбрана. Поэтому депутатский корпус ставит вопрос перед правительством: а надо ли торопиться перечислять всю сумму в фонд, если он реально не начал работать. Возможно, нужны какие-то траншы, под тот объем обязательств, который будет появляться у фонда, или под те проекты, которые будут отобраны экспертами.

В этом году состоялось немало крупных сделок по продаже пермских предприятий - Уралкалий, Березниковский содовый... По-вашему, с чем это может быть связано?

Процессов идет несколько. Объективно - происходит смена собственников. Идет определенный передел, в том числе между группами влияния - это раз. Происходит некая перегруппировка сил после кризиса. Одни из кризиса вышли ослабевшими, другие - окрепшими. Это два.

Третье: на мой взгляд, происходит более логичное выстраивание бизнеса. Если говорить об «Уралкалии» и «Сильвините»: понятно, что предыдущие собственники объединиться не могли, просто в силу исторических, так сказать, обстоятельств. Если мы сегодня говорим о том, что обе компании - предприятия мирового масштаба, то на мировом рынке им приходится иметь дело с игроками очень крупными. И в этом плане объединение носит, скорее, положительный характер. Хотя, я прекрасно понимаю, что с точки зрения региона не так все просто. При подобных объединениях неизбежно происходит сокращение издержек, «надстройка» точно сократится. Эти процессы происходят во всем мире.

NewsPerm.Ru

Наверх